Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Новости/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  










Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

BFM: cтанет ли «2ГИС» альтернативой «Яндексу» в руках Сбербанка? Интервью Александра Сысоева

На сайте "BFM" опубликована статья "Станет ли «2ГИС» альтернативой «Яндексу» в руках Сбербанка? Интервью Александра Сысоева", в которой основатель и акционер сервиса «2ГИС» ответил в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу. Полностью с материалом можно ознакомиться по ссылке.

— Александр Сысоев — основатель и акционер компании «2ГИС», теперь уже и миноритарный, поскольку не так давно Сбербанк совместно со своим интернет-партнером Mail.ru Group купил 75%. Огромная сделка — 14 млрд рублей. Про вас написаны книги, мы, может быть, чуть позже вспомним прошлое, реально богатейшая и очень интересная история в 1990-х, а сейчас поговорим о настоящем. Вы не раз говорили, что ваша компания всегда видоизменялась под воздействием кризиса. Сейчас, в общем, тоже кризис своего рода. Продажа 70% Сбербанку — это тоже кризисное решение или в этот раз не так?

— Нет, конечно, такие сделки не делаются так стремительно. У нас же кризис развивался мгновенно, и мы его то отрицали, то не ждали, а потом раз — все ушли на карантин. Мы со Сбербанком больше года находимся в диалоге: сначала про техническое партнерство, стратегическое, потом уже про финансовое. Это так совпало. Мы подписали все необязывающие документы еще до карантина.

— Раз это не спонтанное решение, а такой длительный план, тогда давайте о нем и поговорим. «2ГИС» — прекрасная, мощная компания, месячная аудитория — 50 млн пользователей, 4 млрд рублей чисто рекламная выручка, хотя когда-то, 20 лет назад, вы предлагали платный сервис по оцифровке различных карт, схем и так далее. Но сейчас, когда Сбербанк покупает «2ГИС», это не просто карта с данными, это еще и аудитория и возможность на этой платформе развивать мультисервисный интернет-проект, своего рода конкурента «Яндексу». Это так?

— Мы давно уже конкурент «Яндекс.Картам», или «Яндекс.Карты» скорее уже несколько лет конкурент нам. «Яндекс», конечно, великая российская компания, и мы им очень благодарны за конкуренцию, потому что с конкурентом работать гораздо веселее. Это гораздо интереснее, и ты сам ровно не сидишь, что-то стремишься сделать лучше, и всем в конечном счете, пользователям, конечно, становится от этого лучше. Если говорить про глобальную конкуренцию — скорее нет, потому что мы, конечно, стремимся перестать быть просто справочником и картой, стать мультисервисной платформой, мы идем этим путем уже несколько лет, понемногу, по чуть-чуть. Все больше партнерских программ подключается в наш справочник, когда наши пользователи могут прямо из карточки компании что-то выбрать, заказать, купить. Сейчас уже будет подключаться возможность оплаты и доставки. Это то, чего у нас не было, и то, что у нас будет как раз со Сбербанком.

У нас есть два конкурирующих сервиса такси — «Яндекс» и «Ситимобил». «Ситимобил» — Mаil.ru Group, за спиной Mail.ru Group уже стоит Сбербанк, который собирает некую сеть активов, и «2ГИС» теперь тоже там. Вы маршруты умеете прокладывать? Потому что «Ситимобилу» приходится пользоваться «Яндекс.Навигатором», «Яндекс. Картами» и так далее.

Водители «Ситимобила» уже довольно давно активно пользуются нашим навигатором, больше года точно. То есть сама платформа «Ситимобил» рекомендовала нас своим водителям как альтернативный навигатор или даже как рекомендованный навигатор. Потому то наш навигатор бесплатный, а «Яндекс.Навигатор» небесплатный для коммерческого использования. Поэтому, если водители используют «Яндекс», то это скорее происходит немного подпольно. Конечно, наши навигационные ресурсы и возможности нужны «Ситимобилу», чтобы встраиваться внутрь. Сейчас пока они используют наше бесплатное приложение, наш бесплатный «2ГИС», просто с диплинком переход в систему заказа, прямо в наш навигатор передается адрес, и сразу строится маршрут.

— Сейчас это интегрируется, и альтернативная, независимая от «Яндекса» система возникнет?

— Конечно, это так. У нас хорошая навигация, мы точно знаем, что там еще можно улучшить, и, конечно, будем улучшать — будем теперь улучшать совместно.

— 50 млн — ежемесячная аудитория «2ГИС» — это очень большая цифра, но, конечно, она не всеохватная, как у «Яндекса» сейчас. Когда нам продают устройства, «Яндекс» там, как правило, уже предустановлен, и по этому поводу велись и ведутся баталии на самых высших законодательных уровнях. «2ГИС» должна тоже попасть в предустановки, чтобы конкурировать на равных с «Яндексом»?

— На самом деле, мы уже несколько лет занимаемся этим вопросом. В этом году у нас есть контракт и с Huawei соответственно, с Honor и с Samsung: на все завозимые устройства в Россию и СНГ будет предустановлен «2ГИС». Это уже несколько лет продолжается. Начинали мы с не самых топовых брендов, а сейчас мы уже предустановлены, это уже есть.

— История «Яндекса» достаточно широко известна, как это все произошло из поисковика, это был прекрасный старт. Вы вообще рождались с технологического чердака, как вы рассказывали, который кормили семейными челночными поездками в Польшу: там был заработок, а «чердак» поедал деньги. Но дело шло. Вообще, вы даже называли себя не IT-компанией. До сих пор вы, в сущности, занимались только картами. Вы говорили, «Яндекс» берет в карты только то, что есть в интернете, а огромное количество жизни все еще вне интернета. Это главное отличие «2ГИС», которое создало ему конкурентное преимущество: там все ногами проверено. Как вы дальше будете развиваться, в той же модели? По-прежнему будут ходить в каждом городе ваши люди, проверять все точки на земле, где, что, почем продается, или все-таки сейчас уже все изменилось?

— Это правда, мы начинали со справочника, точнее даже с карты и справочника, и долгие годы были карты и справочник. Мы попробовали разные способы сбора информации: покупку информации, майнинг в интернете. Мы же ровно точно так же делаем, как и поисковики. У нас огромный поисковый отдел, но пользователи этого не видят. Основная особенность современного интернета — как было, как есть и, скорее всего, как будет — это то, что там представлены не все компании. Даже сейчас 50%, минимум 40% бизнесов не имеют собственного сайта. Сейчас компании даже не делают сайты, а уходят в соцсети, там тоже можно находить информацию. Соответственно, майнинг в интернете даст вам только заготовку, сырье. И потом эту информацию надо перепроверять, потому что в интернете тоже очень много некорректной информации. Многие компании не следят за качеством своих данных. По нашему опыту, за полгода-год меняется 30-40% информации в справочнике. Мир меняется очень быстро, и наша страна и наши города точно так же меняются очень быстро. Добавляются и закрываются офисы, появляются новые виды деятельности. И большую часть такой информации можно найти только на территории. В этой части мы ничего не планируем менять. Да, у нас есть очень мощные поисковые инструменты, мы из интернета точно так же все собираем. Но это только сырье, которое потом наши специалисты идут и перепроверяют, или наш кол-центр берет и перезванивает на все эти номера. Это ключевое отличие от больших поисковых машин: там бизнес в первую очередь ориентирован на работу алгоритмов. Почему я говорил, что мы не совсем IT-компания? Потому что как продукт мы IT, а как бизнес мы все же про построение команды, которая работает на территории. Она, конечно, автоматизированная, но обязательна работа на территории. Только так можно обеспечить качество информации.

— У вас совершенно собственный, ни на кого не похожий путь. И вот, исходя из того, что вам всегда были люди на земле нужны, вы, переходя от города к городу, а потом, кстати, и к другим странам, пошли по пути продажи франшиз. То есть люди в городе N собирают данные, пользуются вашей платформой, продают рекламу, а рекламодателями являются те точки, которые обозначены в этом картографическом поиске, с детальной информацией, что купить, где холодильник, где батон хлеба, какая цена. Потому что это все подороже, чем просто сидеть в офисе IT-компании и действовать только в цифровой среде. Теперь у вас есть Сбербанк, такой мощный инвестор. Политика франшизы продолжится или новый главный акционер скажет: нет, ребята, давайте консолидируем все в одних руках и будем всю рекламу на платформе продавать сами?

— Согласно сегодняшней договоренности, у нас все продолжится без изменений. Мы это в пресс-релизе писали, и всей нашей партнерской сети объясняли, что точно так же, как мы работали, так мы и работаем. Сейчас у нас в процессе находится проработка нескольких франшиз нескольких новых городов. И в этом направлении мы будем продолжать работать, потому что франшиза имеет некие определенные преимущества, но особенно в небольших городах. Местные предприниматели вкладывают туда не только свои деньги, но и знания, опыт, предпринимательскую жилку. И ломать эту систему бессмысленно, зачем? Поэтому здесь все будет продолжаться.

— Вообще, в целом компания «2ГИС», будучи купленной на 75% Сбербанком, сохранит полную автономность, и все взаимодействия с Mail.Ru Group — картография, маршрутизация для «Ситимобил», для Delivery Club, для маркетплейса, который мы еще не знаем, будет ли он в итоге общий, будет ли раздельно. Кстати, маркетплейс вы собирались развивать свой. У Сбербанка было много попыток и идей создать маркетплейс. От маркетплейса «Беру» он в итоге отказался, маркетплейс так и остался у «Яндекса», не очень развившийся. Как будет с маркетплейсом, он будет на платформе «2ГИС»?

— Тут сразу несколько вопросов. Если говорить про автономность компании, да, практически полная автономность сохраняется. Мы договорились, на несколько лет прописали технический заказ, что мы будем делать вместе с экосистемой Сбербанка. Конечно, им нужна наша навигация, им нужны наши справочные и картографические данные, наши алгоритмы, и это мы все прописали. Одно из условий Сбербанка — вся команда топ-менеджмента сохраняется на своих местах. Мы даже прописали это в документах, что никто никуда не уходит, что все работают. Они прекрасно понимают, что бизнес у нас непростой, потому что, как видите, простые бизнесы очень быстро клонируются, и таких, как у нас, крайне мало.

— Наверное, нет такого, с таким набором характеристик.

— Да, поэтому Сбербанк очень ценит наши усилия, нашу команду, и мы прямо договорились с ними, что все наши сотрудники, весь топ-менеджмент остается на своих местах минимум на несколько лет вперед. А дальше будем смотреть, вместе развивать. Мы не можем предусмотреть, к сожалению или к счастью, все потенциальные возможности, которые у нас появятся со Сбербанком, а их действительно бесконечное количество. Когда мы с ними прорабатывали, больше года прорабатывали синергии, мы нашли 72 синергии, они подробно описаны, это встраивание во многие части экосистемы Сбербанка. Что касается базовой компании, сейчас ничего не меняется, ничего не меняется в нашей партнерской сети, ничего не меняется у наших клиентов, ничего не меняется у наших пользователей, будут только плюсы, только дополнительные возможности. Сбербанк, я бы сказал, очень осторожно подошел к приглашению нас в свою экосистему, понимая уникальность продукта, уникальность команды. Здесь как раз для команды очень хорошо, команда очень сильно воодушевлена новыми возможностями, которые получит наша компания.

— Тогда маркетплейс. Вы и раньше, несколько лет назад, говорили о планах создать маркетплейс на базе «2ГИС».

— По этому пути мы действительно движемся уже два года, понемногу добавляя разные виды деятельности. Мы так и будем пока продолжать, это у нас запланировано. Мы не знали, что произойдет у Сбербанка с «Яндексом», эта новость для нас тоже неожиданная. Да, наверное, она открывает нам какие-то дополнительные возможности, мы пока их не проговаривали, не просматривали. Тот путь, который мы наметили, это добавление в справочники витрин организаций, добавление товаров, то, что я уже сказал — поиск, выбор, покупка, заказ доставки, этим путем мы запланировали идти, и мы будем им идти. А дальше мы можем придумать очень много всяких разных интересных вещей. Будет ли это глобальный маркетплейс, пока не знаю.

— Интересно, когда начались ваши переговоры со Сбербанком, вы знали, что с «Яндексом» у Сбербанка уже происходят расхождения? Это было видно?

— Мы этого не знали.

— Но на самом деле, это было важно, потому что вы доросли в какой-то момент до уровня, где вы все больше и больше именно стали конкурировать с «Яндексом» не только в одной узкой нише, но и, очевидно, выходить на мультисервисную платформу.

— Вы правы, что мы начали на это выходить, но нам тут еще развивать и развивать много, мы только в начале пути, на самом деле. Да, мы действительно успешно конкурируем с «Яндексом» в части local search, локального поиска, и здесь секрета нет, что конкуренция у нас плотная, сильная и здоровая, что мне нравится. Мы не знали планов Сбербанка. На самом деле, это была достаточно публичная информация, что у них непростые отношения, но своими планами они с нами не делились. В те 72 синергии такая история не входила вообще.

— А инициатором был Сбербанк или вы искали большого инвестора?

— Это обоюдный процесс. Мы искали партнерство. Начиналось все с технологических партнерств, потому что нам нужна была система оплаты, встроенная прямо в «2ГИС». И таких не так много, интересных, которые можно было быстро интегрировать. Поэтому начиналось все с этого, Сбербанку нужны были наши данные, нам нужны были их платежные системы. Мы ездили друг к другу процессиями по 60 человек, где эти 72 синергии родились. И даже была публичная информация о том, что готовится покупка, а на тот момент покупка еще не готовилась и давала только технологическое партнерство. Но когда мы проработали весь этот огромный пласт информации, мы поняли: и Сбербанк понял, насколько мы для них ценный актив, и нам стало максимально интересно тоже поработать теснее с экосистемой Сбербанка. И только после этого мы получили предложение о покупке и тоже несколько месяцев его обсуждали.

— Если можете рассказать об этом, а почему именно 75%? То есть вы стали миноритарием своей компании.

— Наверное, у меня нет права это обсуждать, но мы посчитали, что так комфортнее для нас всех — и для них, и для нас. Мои коллеги и акционеры остаются на своих местах, точно так же оставшиеся 25% делятся в том же составе пропорционально из тех акционеров, кто был. Выходят наши фонды — Baring и ru-Net, а текущие акционеры остаются.
«Мы совершили все ошибки, которые можно было совершить»

— А теперь на пару шагов назад. У вас потрясающая история, всю ее мы здесь не расскажем, на это очень много времени надо, все это интересно. Долгое время вы развивались, создавали компанию на личные деньги, а личные деньги добывали челночными поездками в Польшу.

— Это было на стартовом этапе. Компания достаточно быстро прошла точку безубыточности. Ну, относительно. 21 год нашему проекту, раньше мы называли проектом, а получился отдельный бизнес. И первые года три-четыре мы еще дотировали компанию, потом она вышла, прошла через точку безубыточности и довольно неплохо зарабатывала, а мы все зарабатываемые средства вкладывали в развитие бизнеса.

— Тем не менее тогда это была, скажем так, небольшая контора инженеров, которая предлагала конкретные услуги конкретным железным дорогам, телефонной сети, водопроводу, водоканалу и так далее. Рост был колоссальный, он происходил довольно долго. Вообще, слова «венчурный инвестор» вы, наверное, в те годы даже и не слышали, то есть как-то все само.

— Слышали, безусловно, и даже пытались привлекать какие-то инвестиции, даже в 90-е годы, но тогда это был совершенно мутный рынок, и ничего тогда не получилось. Тогда мы поняли, что надо развиваться самим, учиться делать бизнес. Мы открыли новый рынок, его реально раньше не было. И, к сожалению, в этой истории учиться было не у кого. Почему я говорю, что с конкурентами работать проще? Мы совершили все ошибки, которые можно было совершить: так пробовали, такую систему управления, такую систему мотивации, несколько раз меняли принципы ведения бизнеса. И если говорить про инвестфонды, когда мы стали заметным игроком на рынке лет десять назад, ко мне стало обращаться довольно много инвестфондов, но мы не были готовы привлекать инвестиции, потому что мы не готовы были к быстрому масштабированию бизнеса. И в итоге в 2014 году мы начали переговоры с Леонидом Богуславским, с фондом ru-Net. Там была очень интересная история. Я очень много встречался с представителями разных инвестфондов в Москве и за рубежом, но к нам в Новосибирск приехали всего два человека: к нам приехал Леонид Богуславский и Дима Крюков из «Эльбруса». И мы выбирали уже среди этих двух фондов, Богуславский показался мне на тот момент как-то интереснее.

— Стандартный капиталистический, инновационный путь заповедан теперь учебниками и школой буквально шесть лет назад, появились венчурные фонды, причем многие самые известные в нашей стране очень многих вытащили, это и основатель RTP Global, основатель ru-Net Леонид Богуславский, и основатель инвесткомпании Baring Vostok Майкл Калви, и генеральный директор Российского фонда развития информационных технологий (РФРИТ) Дмитрий Крюков. Вы очень долго жили сами и уже в таком зрелом возрасте получили деньги инвесторов.

— Это было совершенно осознанное решение, потому что мы понимали, что нам надо расти быстрее, мы понимали, что компания подошла к такому порогу, когда нужны дополнительные инвестиции, чтобы совершить некоторый рывок вперед. Я очень благодарен фондам, они пришли к нам в довольно сложный период, в 2015 году, когда был кризис, на средства фонда мы сделали компанию в Москве, очень хорошо развили компанию. Наверное, можно было бы лучше, если бы не кризис, но здесь как есть. Я очень благодарен за это.

— Сейчас у вас 25% и обязательство, как я понимаю, работать. Если вдруг через два месяца вы проснетесь однажды и скажете: «Я больше не хочу», — у вас есть такая возможность по условиям вашего акционерного соглашения со Сбербанком?

— У меня есть такая возможность, потому что операционное управление сейчас не у меня. Но мне пока интересно. Я с трудом себе представляю, что через два месяца я проснусь и скажу: «Мне это совсем не интересно». Потому что здесь еще существует очень много возможностей.

— Тогда можете поделиться, теперь, когда у бизнеса «2ГИС» такая мощнейшая опора, все-таки надо себе представить, ваши личные инвестиции от челночной торговли и теперь целый Сбербанк с 75% акций, оценить разницу.

— Челночная торговля была уже 20 лет назад, про это уже можно забыть.

— Хорошо. С учетом того, что такая мощная структура за спиной и, видимо, есть возможность в том числе каких-то долгосрочных инвестиций, которые не нужно сразу же в течение года окупать.

— Да, это так. Это как раз сейчас новые возможности, и всей командой мы видим для себя новые возможности реализовать новые продукты вместе со Сбербанком и с экосистемой Сбербанка, то, для чего у нас даже с нашими текущими инвесторами просто не хватало сил.

— Какие цели на год, на два, на пять?

— Мы прописали цели на три года, но мы видим возможности гораздо дальше. Техзаказ у нас прописан на два года, базовая стратегия — на три. Конечно, это в процессе будет меняться, что-то корректироваться. И мы предложили Сбербанку сами сделать несколько новых продуктов, чуть позже мы их анонсируем, сейчас про это говорить не буду, и Сбербанк заинтересовался этим. Наша команда придумала новые продукты, которые мы можем реализовать вместе с экосистемой, и всем это интересно.

— Хорошо. А деньги на счет вы получили?

— Безусловно, получим, но сделка еще не закрыта, там довольно много условий нужно выполнить.

— Это какое-то новое состояние вашей личной жизни, когда в том числе вы получаете уже существенные деньги по результатам продажи доли? Ничего такого в вашей жизни, судя по вашей биографии, не было, было все время наоборот, что надо было что-то еще вкладывать.

— Во-первых, когда входили фонды пять лет назад, я тоже уже получил достаточно хороший, неплохой кэшаут. Это состояние мне знакомо.

— Оно как-то меняет вашу жизнь, когда появляются просто заработанные деньги?

— Мы привыкли зарабатывать деньги уже давно, начиная еще с вышеупомянутого челночного бизнеса и дальше. Поэтому здесь как раз нет чего-то концептуально совсем нового. Да, это просто очередные деньги, которые точно так же можно инвестировать в бизнес.

— Может быть, все-таки появляется какой-то новый уровень личного благосостояния, и, может быть, пробуждается фантазия, опять же родственники и так далее: давайте дом, давайте другую машину теперь купим, давайте что-нибудь еще купим. Или вы в основном инвестируете опять же в бизнес?

— Конечно, в бизнес. Ну что такое новая машина, что такое новый дом? У всех есть дома, у всех есть машины. Это же неинтересная история. Конечно, в развитие.

— Куда будете инвестировать? Сейчас уже в «2ГИС» ваши личные инвестиции не так важны, не так нужны, там другой масштаб. Может быть, вы будете тоже каким-нибудь венчурным инвестором, может, будете вкладывать в какие-то чужие стартапы?

— Про количество проектов, которые я хочу финансировать, пока я рассказывать особо не буду, но «2ГИС» тоже в стороне не останется.

— Вы начинали в совершенно других условиях 20 лет назад. Если бы сейчас пришлось начинать, что бы вы делали и чем это отличается?

— У меня нет ответа на этот вопрос. Скорее всего, я делал бы что-то то же самое, потому что у меня идея про подобный продукт возникла очень давно, гораздо раньше, чем я реализовывал. Я, на самом деле, один из тех счастливых людей, который и сейчас работает не далеко от своего образования, потому что я никогда не бросал инженерный отдел, я никогда не бросал программирование, даже когда занимался параллельно. И идея подобного продукта родилась еще в начале 1990-х или даже в конце 1980-х. И поэтому я даже не готов сказать. Скорее всего, было бы то же самое. Вот появилась такая идея, мне было это интересно, мне хотелось реализовать подобный продукт. Я, конечно, когда это придумывал, наверное, неправильно сказать, что даже не мечтал, потому что любой разработчик, любой программист, любой предприниматель мечтает сделать продукт большим и интересным, но я не мог детально прописать все эти шаги.

— На ваш взгляд, человеку с высшим образованием — сейчас, кстати, таких людей гораздо больше — было легче успешно стартовать тогда, 20 лет назад, или возможностей больше сейчас?

— И да, и нет. Современное образование реально позволяет ребятам избежать некоторого количества ошибок, которые мне пришлось совершить. Потому что у меня было только инженерное образование, и потом пришлось добирать в процессе работы, без отрыва от производства, что называется. Конечно, если бы у меня была возможность получить еще и какое-то предпринимательское образование вместе с инженерным, было бы лучше. В этом, я считаю, современным ребятам реально проще. На рынке бесконечное количество идей, стартапы появляются каждый день, и очень многие из них интересны. Я считаю, что сейчас, наверное, даже проще.


См. также:
Каталог Организаций:
   - 2ГИС (ДубльГИС)
   - Яндекс

Разделы, к которым прикреплен документ:
Страны и регионы / Россия
Тематич. разделы / Технологии
Тематич. разделы / Картография, ГИС
Организации
Прогр.обесп. (ПО)
Новости
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: https://www.bfm.ru/news/447864 11:38:23 13.07 2020   

Версия для печати  
    Анонсы партнеров

    Наши предложения
  Зарегистрироваться и получать новости по e-mail
  Вступление в ГИС-Ассоциацию, информационное обслуживание
  Наши конференции
  Журнал "Управление развитием территории"
  Контакты

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.015549898147583 sec, Question: 85