Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Публикации/Наши издания/Управление развитием территории/№1_2012/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  















Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

Участники V Всероссийского научно-практического семинара градостроительных проектировщиков о будущем градостроительства в России

31 января по 2 февраля 2012 года в городе Омске проходил юбилейный V Всероссийский научно-практический семинар градостроительных проектировщиков «Градостроительная политика РФ: итоги и перспективы», организатором которого выступило НП «Национальная Гильдия Градостроителей».

В мероприятии приняли участие представители органов государственной власти, уполномоченных в области архитектуры и градостроительства, представители сферы науки и образования: директор Департамента стратегического развития и территориального планирования Минрегиона России Чугуевская Е.С.; советник Национального объединения изыскателей, начальник отдела градостроительства и мониторинга генплана Москомархитектуры, член правления НП «Национальная Гильдия Градостроителей» Беляев В.Л.; заслуженный архитектор России, профессор, академик РААСН, председатель правления ООО САР Каримов А.М. и многие другие.

Традиционно участниками семинара стали представители коммерческих и некоммерческих организаций в сфере градостроительной деятельности: ФГУП «НИПИ Урбанистики», ОАО ТГИ «Красноярскгражданпроект», ПК ГПИ «Челябинскгражданпроект», ООО «Архитектурная мастерская С.Ю. Бобылева», ОАО «Приморгражданпроект», ООО «НПО «Южно-Российский градостроительный центр», ООО «Институт «Ленгипрогор», ЗАО «Архитектурно-планировочное бюро сервис», ООО «Творческая архитектурная мастерская «Градо», ОАО «Иркутскгипродорнии», ООО «ИТП «Град» и другие.

В соответствии с Программой семинара были проведены пленарные заседания на темы: «Ключевые факторы и пути развития градостроительной политики в России. Анализ ситуации и предложения на будущее», «Градостроительное законодательство. Перспективы и краткосрочные приоритеты»; дискуссионная сессия на тему: «Методические подходы к разработке документов по территориальному планированию».

Семинар был завершен проведением деловой игры, в ходе которой осуществлялась подготовка и рассмотрение проекта планировки бывшей производственной зоны с целью преобразования территории под общественно-деловую застройку.

В ходе семинара каждому участнику были заданы вопросы по нескольким направлениям. Предлагаем читателям «побывать» на семинаре, выслушав мнения участников по предложенным вопросам.

Какие наиболее яркие, значимые и интересные события можно выделить в 2011 году? Какие события ждут градостроителей в 2012?

А.М. Каримов
А.М. Каримов:

Для меня самым важным было участие во Всемирном конгрессе международного союза архитекторов, который проходил в Токио (Япония). Также международная выставка «Зодчество», где я выступил с докладом и участвовал в дискуссии по Сколково, и Международный фестиваль Архитектуры, Градостроительства и Дизайна, проходивший в Омске. Из принятого в 2011 году я не могу выделить ничего положительного в законодательной базе, те законы, которые принимают, не способствуют созданию необходимых пространственных предпосылок для повышения качества жизни. А учитывая состав новой Государственной Думы, где по-прежнему отсутствуют архитекторы, профессионалы своего дела, профессиональной направленности в законодательной деятельности, направленной на человека, образ города, инфраструктуру, ждать не приходится. Даже в программе по инновационной деятельности в России, провозглашенной Д. Медведевым, из десяти пунктов вы не найдете ничего, связанного с градостроительством и архитектурой. Несмотря на то, что - основа для любой инновационной политики, которая прежде всего должна быть направлена на человека, на реализацию человеческого ресурса, куда необходимо вкладывать средства, - это как раз градостроительство и архитектура. Видимо, Союз архитекторов и строительная академия не доводят до Правительства РФ необходимость градостроительного подхода к развитию территории.

Как сказал А.Вознесенский, «все прогрессы реакционны, если рушится человек». Градостроительство как раз является тем инструментом, который помогает не «обрушить» человека. Градостроительная деятельность является основным инструментом, связанным с повышением качества жизни и созданием необходимых для этого пространственных предпосылок. Все стратегии (управление, финансы, инфраструктура) благодаря градостроительной политике сводятся воедино и приводят к реализации главной цели – созданию необходимых условий для благоприятной жизнедеятельности и повышения так называемого «индекса человеческого развития».

Куксенко Ю.Е.

Ю.Е. Куксенко:
Самое значимое – это создание закона о саморегулируемых организациях (Федеральный закон от 01.12.2007 № 315-ФЗ (ред. от 03.12.2011) «О саморегулируемых организациях» – прим ред.). Он не касается нас, но касается градостроительства вообще. Кроме того – возникшие в последние полгода два проекта изменений в Градостроительный кодекс РФ. До этого были постоянные изменения, но они не были принципиально важными. А вот эти, еще не вступившие в силу проекты законов, имеют очень негативные моменты. То, что касается непосредственно переноса части норм, регулирующих правоотношения в области градостроительства, в Земельный кодекс РФ – очень плохо, если это вступит в силу.

Д.Ю. Мыльников:
Очередные поправки в Градостроительный кодекс, динамичное развитие нормативной базы, появление ФГИС ТП (Федеральная государственная информационная система территориального планирования – прим. ред.), создание Федеральной адресной системы под «крышей» налоговой инспекции.

Чугуевская Е.С.

Е.С. Чугуевская:
Для нас было итоговым заседание Общественного совета Минрегиона России 28.11.2011 г. по результатам довольно активной работы целого года в области строительства и территориального планирования.

Разумеется, еще рано думать о каком-либо удовлетворении, потому что невозможно за один год сдвинуть с места настолько запущенную ситуацию с территориальным планированием в части его методического и нормативного обеспечения, которая сложилась к концу 2010 года. Потому в очередной раз перенесен срок, и до сих пор отсутствуют схемы территориального планирования РФ, отсутствует понимание комплексного развития территории. К сожалению, само администрирование в стране устроено по отраслевому принципу, который затрудняет возможность консолидированного подхода к планированию территорий на федеральном уровне, это нужно пересматривать. Остаются в числе проблем и пресловутый каркас расселения, и наше собственное профессиональное сознание. Потому что мы все своим «градостроительным сознанием» находимся где-то во вчерашнем дне в условиях социализма, в условиях плановой экономики, где долго и системно развивалось градостроительство и в конечном итоге была сформирована одна из сильнейших школ в мире. Но сегодня эта школа кардинально ломается. Это очень большой риск.

С.А. Миллер:
Прорывными событиями в 2011 году являются наши публичные профессиональные экспертизы федеральных и региональных информационных проектов: ФГИС ТП и 3Д ГИС Ульяновск. Ясно, что подобная открытость необходима нашей стране. Я думаю, что они и в дальнейшем будут поддержаны в силу создавшейся макрополитической ситуации – активизации формирования гражданского общества в стране (митинги на площадях Сахарова и Болотной). А гражданское общество – это, в первую очередь, механизм обратной связи. С этой точки зрения, это прекрасный пример, потому что есть конкретный результат – заключение экспертизы, и есть открытый механизм участия людей. Я считаю, что за этим большое будущее.

(С.А.Миллеру) Вам не кажется, что после выборов эта инициатива сойдет на «нет»?
Все зависит от нас. С моей точки зрения, инициатива будет только нарастать. В России возник средний класс, который, во-первых, может себе позволить выйти на митинг и имеет «жирок», чтобы уже поработать на решение общественно значимых задач, а не только на решение собственных текущих проблем.
Конечно, ситуация будет сложной. В России нет национальной идеи. Каждое общество должно выставлять для себя какие-то приоритетные задачи. «Страна без обмана» – достойный общечеловеческий принцип, который настолько универсален, что легко сможет проникнуть в умы и сердца людей. Такой принцип очень подходит для нашей стадии развития государства и бизнеса.

Какое образование необходимо современному руководителю градостроительным проектом?

Миллер С.А.
В.А. Щитинский:

Руководитель градостроительным проектом – это человек, который прошел огонь и воду градостроительной практики. Должен быть опыт практической деятельности. Образование должно быть специальное (инженерное, архитектурное, экономическое), где человек получает базовые знания по специальности. Плюс еще ко всему он должен пройти большую практическую школу, потому что руководитель градостроительным проектом должен четко себе представлять все сложности градостроительной деятельности в их взаимосвязи. Как влияют те или иные решения на общий проект в целом, не только с чисто планировочной точки зрения, он должен представлять себе и объемное проектирование, в том числе каким образом формируется конкретный проект отдельных зданий и сооружений. Он должен обладать широким кругозором и крепкими нервами, потому что помимо общения с коллегами ему приходится постоянно общаться с заказчиками, с людьми, облеченными властными полномочиями, а с ними бывает далеко не просто общаться.

Руководитель градостроительным проектом – это человек многогранный, это штучный товар, может быть, из десяти всего один. И могу по нашему институту сказать, что далеко не из каждого хорошего специалиста вырастает руководитель проекта. Чаще вырастают профессионалы, специализирующиеся в какой-то одной области деятельности, хороший архитектор, хороший инженер. Нужен определенный талант к этому.

А.М. Каримов:
Градостроительству научить нельзя, как нельзя выучиться на композитора, это талант, данный природой. Градостроительство – это высшая форма архитектурной деятельности.

Прежде чем стать градостроителем, надо получить архитектурное образование, из архитекторов отобрать тех, кому Богом дана такая способность. Затем ему необходимо дополнительное образование. Он должен знать юриспруденцию, проксемику (психофизиологическое воздействие среды обитания на человека) и др. – все эти дополнительные знания он должен получить. Но самое главное – в него Богом должна быть заложена система синергетического мышления, которая воедино сводит все различные факторы – композицию, инфраструктуру, экономику – к единой цели – создание красивых поселений по принципам русского градостроительства: целостность, художественность, ансамблевость…

Клюкина А.И.
Клюкин А.А.
А.А. Клюкин, А.И. Клюкина:
Обязательно высшее.
Еще в 40-х годах XX века основатель отечественной школы градостроительства А.П. Иваницкий предлагал создать особые вузы – Институты планировки и застройки городов, где, кроме архитектурных, имелись бы специализированные инженерно-планировочные и инженерно-экономические факультеты. Сейчас к этой структуре можно было бы добавить юристов, социологов и другие специализации, ориентированные на решение городских проблем. Объединенные в одной градостроительной школе воспитанники такого вуза, еще будучи студентами, имели бы возможность проводить совместную работу в рамках единых проектов в тех сочетаниях различных специальностей, как это им предстоит делать в жизни.
Сегодня это актуально как никогда.
В градостроительстве, как и в любой другой профессии, нужны свои лидеры, свои таланты. Для того чтобы найти талант, нужно учить людей, из среды которых этот талант и произрастет. Нужна вузовская специальность «Градостроитель».

С.А. Миллер:
Я давно выступаю сторонником того, что образование должно быть в постоянной «обойме» любой значимой государственной инициативы. Это первое, что дает обратную связь. Образование зависимо от нас: мы часто говорим, что нужно образовывать людей, но чтобы учить, нужно иметь какой-то ресурс, если ресурса нет, ни о каком образовании не может идти и речи. Ресурс можно добыть двумя способами:
- настолько заинтересовать молодого человека будущей работой (оплата труда, престиж, диапазон решения сложных творческих задач), чтобы он потратил свои время и деньги на обучение градоустройству (сейчас это очень слабо выражено, а в дальнейшей перспективе – возможно);
- привлекать общением с яркими увлеченными профессионалами, уже сделавшими свой выбор и способными «заразить» молодежь значимостью задач, энергией и профессионализмом.

Если мы хотим на что-то влиять, мы должны «размножаться». Образование – это размножение: или больше специалистов, или больше знаний в головах. Материальный аспект должен обеспечивать идеи, мысли. Градоустройство должно быть «рынком второй продажи», чтобы заказчик возвращался к нам из-за качества нашего решения.

Перелыгин Ю.А.
Ю.А. Перелыгин:
В настоящее время профессия градостроителя институционально не определена, для этого и существует школа градостроителей. С точки зрения моего понимания, следует говорить не градостроительство, а градоустройство – деятельность по переводу социально-экономических и стратегических установок на развитие той или иной территории на язык территориального планирования и управления. В широком понимании, градоустройство – это устройство жизни городских сообществ. И отсюда набор профессий. Это означает, что человек, который устраивает жизнь в городах, должен понимать, что город – это системное явление, что город не сводится к сумме домов или других строений. Значит, он должен видеть его в экономической и социологической действительности, он должен понимать, что такое объекты недвижимости, как формируются земельные участки, что такое оборот объектов недвижимости. Он должен быть хорошим планировщиком, читать и работать в масштабах, а это означает владеть архитектурными приемами, которым учит старая школа. Он должен знать многое про различные другие специализации, но перечисленные – это базовые, ключевые, которые отличают градоустроителя от любого другого.

С.Ю. Трухачев:
Мне кажется, что в современной системе образования такая специальность отсутствует. Говорить о полезности и востребованности специальности «градостроитель» пока рано.

На мой взгляд, необходимо высшее образование архитектурное, строительное либо эконом-географическое, экономическое. Но в любом случае, при любом образовании важен системный подход и восприятие территории и всех процессов, связанных с территориальным развитием.

Трухачев С.Ю.

Минрегион России рекомендует назначать главных градостроителей регионов и городов. Как Вы относитесь к такой инициативе?

С.Ю. Трухачев:

У меня возникает опасение, что сегодня, при отсутствии подготовленных градостроителей, это приведет, наоборот, к вымыванию профессионалов из этой сферы. На должность главного архитектора, несомненно, нужно назначать архитектора. А при отсутствии подготовленных градостроителей на должность главного градостроителя может быть поставлен кто угодно, заплативший сегодня деньги и прошедший за два года среднесрочное повышение квалификации.

Е.С. Чугуевская:
Замечу, что это не только рекомендация Минрегиона, эта должность внесена Минздравсоцразвитием в Единый квалификационный справочник (Приказ Минздравсоцразвития РФ от 23.04.2008 № 188 – прим. ред.), определяющий требования к ряду должностей: главному градостроителю муниципального образования, главному градостроителю субъекта (региона), главному градостроителю проектной организации. Реестр должностей будет в дальнейшем корректироваться Минздравсоцразвитием для перевода в стандарты.

Рекомендация использовать этот классификатор вызвана тем, что, к сожалению, у нас на многих территориях эта должность называется по-разному. Требования к должности главного архитектора сегодня на законодательном уровне остались только в старом, требующем корректировки Федеральном законе от 17.11.1995 № 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», где прописано, что главный архитектор выбирается и назначается на конкурсной основе.

Сегодня главный архитектор может быть начальником отдела, директором департамента, руководителем управления – может занимать совершенно разные должности, в зависимости от того, как воспринимает власть эту работу, на какой статус она поднимает вопросы градостроительства и архитектуры. Многое зависит от того, какой человек работает, как структурно устроено администрирование территории муниципалитета или региона.

Нехватку какой именно информации на профессиональных информационных ресурсах Вы ощущаете? Может быть, новостей законодательства, сведений о мероприятиях, дискуссий, зарубежного опыта и др.?

Бобылев С.Ю.

С.А. Александров:

Не хватает четко сформулированного указания, что все-таки должно быть в генеральном плане, т.е. не хватает единого классификатора, конкретных методических пособий.

По итогам заседания Общественного совета Минрегиона России Министерству регионального развития РФ было рекомендовано подготовить предложения по системе квалификационных требований к организациям и специалистам, осуществляющим разработку документов стратегического и территориального планирования. Какие именно требования Вы можете сформулировать исходя из своего профессионального опыта?

Александров С.А.

С.Ю. Бобылев:
Суть в том, что этой деятельностью должны заниматься люди соответствующей квалификации. Приведу пример. Однажды в Петербурге, при рассмотрении проекта планировки, я столкнулся с ситуацией, когда руководитель проекта не мог ответить на профессиональные вопросы, потому что он был не архитектором, а юристом. Поэтому первое требование – это профессионализм, соответствующее образование, опыт работы. Пока не очень понятно, по какому идти пути – аттестовывать специалиста или организацию. Мировой опыт показывает, что наиболее эффективно аттестовывать специалиста, а организация могла бы получать лицензию на право заниматься деятельностью при наличии в штате определенного набора и количества специалистов.

Если говорить об аттестации специалиста, то он, кроме соответствующего образования, должен разделять некую идеологию, т.е. состоять в какой-то ассоциации, гильдии или союзе, сформулировавшем и провозгласившем основные принципы градостроительной деятельности. Как в свое время Афинская хартия провозгласила роль архитектора в преобразовании общества, так и тут – важно, какие взгляды ты разделяешь. Другое дело, что существуют юридические тонкости, но в любом случае, если ты профессионал, то должен быть согласен с основными постулатами, основополагающими принципами своей профессии.

Ю.А. Куксенко:
Я не проектировщик, я юрист. Человек, который занимается территориальным планированием, должен разбираться в микроэкономике, макроэкономике, истории архитектуры, – это очень емкая профессия, здесь нужны чрезвычайно разнообразные знания. В этом смысле, профессия планировщика уникальна. Говорят, что даже прокладка канализации – уже политика. Потому что это реализует право человека на комфортную и удобную жизнь. Водопровод, канализация – это политика. Потому что все, что есть в Конституции, существует только для того, чтобы в маленьком городе появилась канализация. Поэтому градостроитель-планировщик – уникальный человек, который, в отличие от узких специалистов, широко образован.

Щитинский В.А.
Чтобы появился градостроитель, человек должен поработать лет 20, и тогда созревает настоящий специалист-градостроитель. Такие люди вынуждены очень много читать, изучать много специальной литературы. Это всегда высококультурный человек. Институты уже начали преподавать эту дисциплину. К нам приходят молодые специалисты, эти люди уже сильно отличаются от остальных. Хотя планировщиками в полной мере пока не являются, но с ними можно говорить на одном языке.

Многие отмечают недостаток профессиональных кадров, есть ли вероятность, что появление новых профессий сыграет отрицательную роль?

В.А. Щитинский:

Новых должностей не появится. Сегодня над этими темами, обозначенными профессиями, работают специалисты. Скажем, главный градостроитель проекта, по-старому – это главный инженер, главный архитектор проекта. Но определенное переименование несет за собой и содержательный смысл.

Поэтому сегодня довольно активно начинают заниматься программами обучения именно для градостроителей, есть уже несколько таких программ, в первую очередь, в Москве при Высшей школе экономики, при Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Эти программы только-только начинают набирать людей, речь идет, прежде всего, о магистратуре. Предполагается набирать людей, уже имеющих высшее образование и желающих продолжить дальше деятельность в области градостроительства.

Скажите, какой вопрос в градостроительном законодательстве сейчас стоит наиболее остро?

В.А. Щитинский:

Наше законодательство довольно специфическое. То, что наш Градостроительный кодекс постоянно корректируется, говорит о том, что законодательство стоит на передней линии, что оно постоянно требует какого-то обновления, которое так или иначе отражает возникающие проблемы, появляющиеся в процессе реального планирования и развития городов.

Я, например, считаю, что в значительной степени проблема кодекса кроется в содержательной части документов, прежде всего документов территориального планирования, и в большей степени в документах федерального уровня. Потому что если посмотреть на нашу методику, то муниципальные документы местного значения должны учитывать размещение и влияние объектов регионального и федерального уровней, а объекты регионального уровня тоже должны учитывать местный и федеральный уровни. А федеральный уровень практически неоткуда взять, потому что сегодня ситуация такая, что государство только-только понемножку начинает заказывать эти работы (документы терпланирования федерального уровня), и при этом резко сокращён перечень тех областей, в которых эти схемы должны быть. Сегодня реальным размещением федеральных объектов всерьез государство не занимается. А, так или иначе, мы как проектировщики должны это учитывать в своих работах. Сплошь и рядом получается, что мы работаем за все государство, делая какой-то небольшой проект.

Кроме того, на федеральном уровне совершенно не отражена такая тема, как расселение. Как разрабатывать какую-то отраслевую схему на федеральном уровне, скажем, связанную с развитием энергоснабжения, размещением объектов здравоохранения, транспорта, когда непонятно, как будет происходить расселение на территории России, какие будут определены приоритеты, куда вести транспортные пути, линии электропередач, где размещать объекты здравоохранения. Расселение должно быть во главе всего процесса, раньше это всегда было, а сейчас нет даже упоминания в кодексе. Поэтому, на мой взгляд, если бы эта проблема была решена, то все остальные вопросы были бы решены дальше по цепочке.

Ю.А. Куксенко:
Главную проблему я вам скажу, это закон № 94-ФЗ (Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» – прим. ред.). Ее решить можно так: есть специальные главы и подглавы, которые говорят об особом порядке распределения бюджетных заказов. Все, что касается кино, литературы и т.п., – это особый товар, и для этого вида товара существует особая глава 94-ФЗ. Когда говорят о распределении бюджетных средств для выполнения работ по градостроительному проектированию, градостроительную документацию, например, генеральный план приравнивают к морковке для детского сада. А ведь это не одно и то же, это разные вещи. Это вопросы, которые касаются безопасности государства, а их делает, практически, кто попало. Лицензирования нет, в саморегулируемых организациях градостроители быть не должны. Кстати саморегулирование организаций тоже не все проблемы решает, контроля за компетентностью разработчиков градостроительной документации, даже в виде аккредитации при органах власти, нет никакой. Есть такие фирмы, с которыми не знаем, что и делать, они подвели столько глав самоуправлений, но приходят снова. А почему? Потому что работу, которая стоит 1 миллион рублей, они делают за 100 тысяч рублей.

Поэтому можно и нужно создать отдельную главу об особенностях распределения бюджетных средств для выполнения работ по разработке градостроительной документации, отдельную главу по разработке архитектурно-строительной документации. В этих новых главах в первую очередь должен быть сделан акцент на высокую квалификацию исполнителей, гарантирующей высокое качество конечной продукции.

В 1994 году я был в Германии. Мне рассказывали, что да, у них есть конкурсы на архитектурные проекты, но решает все качество проекта. А если кто-то захочет поставить цену ниже, его изгоняют из саморегулируемой организации, и он остается без работы. На вопрос, а где же конкуренция, немцы ответили, что конкурировать нужно качеством проекта. Дешевая архитектура слишком дорого обходится народу.

Я считаю, надо сделать систему аккредитации при региональных властях, таким образом, произойдет очень жесткий отбор.

Мыльников Д.Ю.
Д.Ю. Мыльников:
Самая острая проблема – это противоречия в законодательстве, в качестве примера нестыковка между Земельным и Градостроительным кодексами, их «борьба» за первенство. По идее, должен быть один кодекс территориального планирования, который бы содержал в себе положения как земельного, так и градостроительного кодексов.

Есть закон о регистрации объектов недвижимости (Федеральный закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» – прим. ред.), который должен регулировать все, что касается земельного кадастра (имеется в виду государственный кадастр недвижимости – прим. ред.).

В результате Земельный кодекс существует сам по себе и является надуманной вещью. Исторически он берет начало во времена СССР, когда земли сельхоз-назначения и города управлялись разными структурами, и отношение к ним было разным. Но государство и отношение к земле, как к объекту, поменялось, земля стала объектом недвижимости, а Земельный кодекс до сих пор опирается на устаревшую систему разделения отношения к земле на город и село.

Мы должны учитывать решения земельщиков, с одной стороны, а с другой стороны, мы должны наши результаты передать в кадастр с учётом их требований, которые не до конца определены. Это вызывает сложности.

С.Ю. Трухачев:
Беспокоит как таковое отсутствие ясности в определении целей и задач, связности, определенности, последовательности, структурированности в нашем градостроительном законодательстве и градостроительной политике в целом, а также отсутствие нормативных и методических документов, которые должны следовать за ним.

Е.С. Чугуевская:
Я бы не сказала, что существует какая-то одна проблема, т.к. градостроительное законодательство – целая система норм, которая непрерывно развивается и начала формироваться еще в другой общественной формации. В 1998 году вышел первый Градостроительный кодекс, и уже тогда он был несовершенен как правовой документ, но был более совершенен как методический, регулируя разработку проектной и градостроительной документации всех уровней. Действующий Градостроительный кодекс тоже не так стар, но уже претерпел довольно значительные изменения, потому что методическая база отстает от законодательной. Мы не успеваем при разработке законов принимать десятки подзаконных нормативно-правовых актов. Наибольшее противоречие, на мой взгляд, сегодня существует между двумя кодексами, Земельным и Градостроительным. Поскольку это практически два параллельно живущих подхода к развитию территории: один – через акты выбора земельных участков, а другой – через развитие градостроительной документации. Этот спор сегодня обостряется, когда готовятся такие законопроекты, которые сейчас внесены в Государственную Думу, я имею в виду, попытку вытащить проекты межевания из Градостроительного кодекса, а также законопроект об отмене категорий земель. В этом случае инструмент градостроительного зонирования переводится как инструмент категорирования земель, т.е. это не результат проектной деятельности, а результат сложившихся условий. Из совершенно полярных пониманий и возникают противоречия. А расчетный градостроительный регламент подменяется территориальным.

Кроме этого, Градостроительный кодекс не закрепляет правовых основ регулирования отношений в области недвижимости, которые должны формироваться на основе системы градостроительной подготовки территории: начиная от всех уровней документов территориального планирования и заканчивая документацией по планировке и ГПЗУ. Условия игры прописаны, а правовые обязательства выполнения/невыполнения этих условий, к сожалению, пока еще слабые.

Градостроительный кодекс – это документ, требующий дальнейшего усовершенствования или, по большому счету, коренной переработки.

В качестве следующего шага синхронизации инструментов стратегического и территориального планирования министр регионального развития РФ В.Ф. Басаргин предложил рассмотреть идею разработки Градостроительной стратегии России, которая должна стать основой схемы пространственной организации страны. Как Вы относитесь к инициативе Минрегиона?

Е.С. Чугуевская:

Если говорить о 2012 годе, мы планируем в этом году сдвинуть с места разработку Градостроительной стратегии России. Это попытка выстроить и идеологию, и подходы. Потому что ситуация, которая сейчас происходит в градостроительстве, не устраивает всех. Еще ни один Градостроительный кодекс (даже если их оба сложить) не действовал в течение периода хотя бы какой-то видимой реализации ни одного территориального документа. Мы говорим о периоде в 20-25 лет. Действующему кодексу 7 лет, предыдущему – тоже 7 лет.

Стратегия должна быть, потому что есть еще и так долго обсуждаемая разработанная в Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН) Градостроительная доктрина, которая на сегодняшний день ещё не сформирована и не поддержана ни одним нормативно-правовым актом. Это выраженное в докладе мнение академического сообщества, которое не ведет ни к каким действиям.

В настоящее время такой документ как стратегия развития получил нормативно-законодательный статус, этот инструмент зафиксирован государством, формируются требования к разработке стратегии, правила игры, планы реализации. Сегодня проще создать Градостроительную стратегию, которая будет увязана с системой стратегий РФ.

Если говорить о сроках, думаю, за 2012 год мы должны выработать подходы и сформировать основную теоретическую концепцию Градостроительной стратегии России. Документ как таковой вряд ли появится, а вот концепция этой стратегии появиться должна. Для того чтобы понять, куда мы идем, надо сначала придумать идею, потом выстроить дорожную карту, а затем уже начинать работать с ней дальше.

Над этим призвано работать все профессиональное сообщество в той или иной мере, это совершенно открытый процесс. Задача поставлена рабочей группе Общественного совета при Минрегионе России, которая может привлекать любых заинтересованных лиц, желающих принять участие в этом процессе. Если представитель профессионального сообщества захочет поучаствовать, ему необходимо связаться с Департаментом стратегического развития и территориального планирования, посмотреть на сайте Минрегиона России ближайшее заседание и тему рабочей группы и созвониться с департаментом, и мы его обязательно пригласим.

Нужно ли градостроителям идти в политику?
Беляев В.Л.
В.Л. Беляев:

Градостроителям нужно идти в исполнительную власть, потому что наша сфера деятельности регулируется, прежде всего, на ее уровне. Конечно, если у кого-то есть задатки законотворца, пусть идет в законодатели. В Государственной Думе серьезных градостроителей-планировщиков пока нет, а заняться им есть чем (хотя бы единой концепцией гармонизации правового регулирования градостроительства с земельными отношениями).

Только прежде чем что-то обсуждать, надо определиться с основными понятиями, и лучше как раз на законодательном уровне. Например, с такими, как само «градостроительство», «территория». Так, объем первого понятия непомерно разросся. Второе, ко стыду, никак не можем нормативно закрепить. Скорее всего, для урбаниста «территория» – это трехмерное развиваемое пространство власти.

На уровне исполнительной власти, в свою очередь, давно пора принять основы национальной политики в области развития территории по образцу недавно принятых Правительством России основ земполитики. Вообще, оптимизированный набор основных политик и должен, на мой взгляд, составлять основу стратегии развития того или иного административно-территориального образования.

Сегодня звучат предложения «поженить» стратегирование с территориальным планированием. А я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Вместо того чтобы «надувать щеки», нужно осознать, что градостроительство – это подсобная деятельность, и должна профессионально обслуживать нужды сообщества и поставленные им цели развития, будь то сообщество небольшого муниципального образования, города Москвы или всей России. Поэтому ведомство Э. Набиуллиной должно добиться принятия закона о стратегическом планировании. То, что они втянули в свой проект закона «в одном флаконе» документы стратегического планирования и схемы территориального планирования и полезно, и вредно одновременно. В любом случае надо осознавать, что первое является целеполаганием для второго, а варианты могут быть различные.

Назовите ключевые проблемы градостроительного проектировщика.

С.Ю. Бобылев:

Первая. Статус градостроительной деятельности. Его необходимо менять и делать это без промедления. Прежде всего, необходимо внести изменения в Градостроительный кодекс, чтобы он стал не инструментом воплощения замыслов земельщиков, юристов, олигархов, а, опираясь на приоритет градостроительной идеологии, преобладал над всем остальными законами, связанными с вопросами территориального планирования.

Вторая проблема: если мы строим социальное государство, то в градостроительной деятельности должны главенствовать вопросы, связанные с развитием общественных пространств и территорий общего пользования. Должен быть найден механизм взаимодействия общественных и частных интересов.

Третья проблема: отсутствие кадров. Сейчас очень мало людей, занимающихся градостроительством качественно. Например, у нас в Санкт-Петербурге почти не осталось градостроительных кафедр.. А ведь градостроительству необходимо обучать, специалистов воспитывать, создавать кафедры и их финансировать. Раньше именно так и было…

А.М. Каримов:
- законодательство, направленное против градостроительной политики, т.е. создания полноценной среды обитания;
- отсутствие структуры, которая бы управляла градостроительным процессом, включая институт главных архитекторов;
- отсутствие необходимой экономической базы для реализации крупных градостроительных программ. Природные ресурсы, вопросы, связанные с промышленностью, с источниками получения финансов, - все приватизированы. Огромные средства олигархов вкладываются в футбольные клубы, яхты, но никак не в формирование полноценной среды обитания, инфраструктуру и т. д. Вот это самый печальный факт.

И еще один ключевой вопрос – отсутствие схемы размещения производительных сил, существующей в любой цивилизованной стране.

А.А. Клюкин, А.И. Клюкина:
Самая большая боль – разобщенность и отсутствие преемственности в профессиональном сообществе. В результате – нет согласованной теоретической основы современного градостроительства России, и нет (а в таких условиях и не может быть) удовлетворительного градостроительного законодательства.

У нас в стране ни на общественном, ни на официальном уровне не существует системы обмена опытом не только между молодыми и зрелыми специалистами, но и просто между коллегами. «Самопроросшие» на просторах Отечества таланты или новые «живые» организации варятся в собственном соку. Негативную роль здесь играют и рыночные отношения – борьба за заказ.

Как решить эту проблему? Представляется, что в современных условиях единственными жизнеспособными объединительными структурами являются учебные и методические учреждения и центры, поддерживаемые профессиональным сообществом.

Аккумулируя и обобщая передовой опыт, выполняя теоретическую работу, организуя конференции, семинары, мастер-классы, они могут стать точками соприкосновения (пусть опосредованно) даже для идейных противников.

Пока этого нет, любое объединение градостроителей надо рассматривать как очень положительное явление. Нам необходимо общаться.

Ю.А. Перелыгин:
Первая – это проблема заказчика, тотальная безграмотность заказчика. Они не умеют читать чертежи, они не понимают, зачем им схемы, а тем более, зачем им генеральный план. А раз они не понимают, они, соответственно, так и относятся к документам.

Для решения данной проблемы Правительственная комиссия Д. Козака по территориальному планированию приняла решение в октябре 2011 года срочно обучить все 26 тысяч муниципальных служащих градостроительному делу. Союзу архитекторов совместно с Российской академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ предписано незамедлительно организовать курс-ликбез.

Вторая – неразбериха с нормативно-правовым полем, как с правовым, с точки зрения законодательства, так и с нормативно-техническим. Нет стройной системы. Точность разработок проектировщика равна той, которую он «пролоббирует» на том или ином уровне согласования проектов, в отношениях с заказчиком. Поэтому во многом процедуры согласования, нормирования и др. выхолащивают все базовые профессиональные идеи, которые проектировщик закладывает в свой проект.

Третья – безденежье. Объемные проекты, стройка, даже дизайн – все это стоит гораздо дороже, чем градостроительное проектирование. Это результат работы закона № 94-ФЗ (Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» – прим. ред.).

С.Ю.Трухачев:
Это кадры, нормативная база и организация распределения заказов (т.е. все проблемы, связанные с нашим «любимым» законом № 94-ФЗ).

Будет ли продолжена практика использования общественной профессиональной экспертизы? Как Вы считаете, роль профессионального сообщества в градостроительной жизни страны усилилась?

Д.Ю. Мыльников:
Я так понял, продолжится.
Мне кажется, это говорит о том, что во власть начали приходить профессионалы, которые понимают свою неспособность справиться самостоятельно. Они работают не в вакууме, поэтому они хотят советоваться с профессиональным сообществом. Но с каждым в отдельности работать сложно, долго и дорого. Поэтому плюс ГИС-Ассоциации в том, что это некоммерческое общественное объединение, которое координирует работу профессионалов и может выдать согласованный результат. Всю тяжелую организационную работу взяла на себя ГИС-Ассоциация, иначе этим бы пришлось заниматься самому Минрегиону. На мой взгляд, это выгодно для министерства.

Ю.А. Перелыгин:
И да, и нет. С одной стороны, просто актуализация темы общественных обсуждений в предвыборный период обострилась. Это эффекты предвыборного периода, поэтому с любой общественностью, в том числе с профессиональной, заигрывают, слушают. Но выборы пройдут, и опять все вернется на круги своя. С моей точки зрения, это просто эйфория.

А что касается профессионального цеха, который занимается планировкой, городским планированием, то ситуация ухудшилась. Потому что ком проблем нарастает, а цех все меньше и меньше. Способы выживания у профессионального цеха разные и не всегда они удачные. В этом смысле для нас кризис вовсю идет, он не закончился, по нашей отрасли это ударило в первую очередь. Я радужных перспектив пока не вижу.

Из положительных моментов: во-первых, хорошо, что мы умудрились сохранить Гильдию (НП «Национальная гильдия градостроителей» – прим. ред.), во-вторых, нас точно «…не задушишь – не убьешь» как в песне поется. Радует то, что мы являемся довольно устойчивым сообществом, которое в любом случае необходимо любой власти – коммунистам, капиталистам, либералам, демократам, они все живут в городах, в какой-то момент им все равно понадобится профессионал. Другой вопрос, что профессионалов очень мало, а деградация и девальвация профессии налицо. В том числе и потому что Федеральный закон № 94-ФЗ (Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» прим. ред.) сделан так, что все предприятия, занимающиеся интеллектуальной деятельностью и работающие с такими сложными объектами, с которыми мы работаем, от него просто страдают. Закон заточен под закупку стандартного товара, а не интеллектуального продукта. Сейчас для нас выживаемость остается главной насущной проблемой ближайших двух-трех лет.

Минрегион России рекомендует назначать главных градостроителей регионов и городов. Какими должны быть эти люди?

Ю.Е. Куксенко:
Это рекомендация, которая имеет свойство выполняться или не выполняться. Поскольку главам МО, субъектов РФ не выгодно, они это выполнять не будут. Давайте трезво оценивать ситуацию, все понимают, что любого главу окружает предпринимательское сообщество. Влияние этих субъектов прямо пропорционально тем средствам, которыми они владеют. Естественно, это привлечение инвестиций, в которых город объективно заинтересован. Градостроитель, обладающий мощью полномочий, будет большой помехой. Я высказал свое мнение Е.С. Чугуевской по поводу особого статуса заместителя глав городов по финансам, у него двойной статус, и его так просто не уволишь без ведома региональной власти. И это правильно, потому что бюджетный процесс очень важен. Я считаю, аналогичный статус должен быть и у главного архитектора города. Чтобы этот человек знал, что за спиной стоит в виде защиты региональная власть, у которой взгляд шире. А часто побеждает местечковый интерес. Если бы статус главного архитектора был особо защищенным, тогда он был бы тем рычагом, который начал изменять современную ситуацию к лучшему. Появились бы новые османы.

В Париже был Жорж Осман, дело было после революции 1830 года. Наполеон Бонапарт III назначил его и дал все полномочия. Жорж Осман преобразил весь Париж, убрал эти улочки, застроенные баррикадами, для этого его и назначили. Пробили великолепные проспекты, он ввел новые стандарты.

Участники V Всероссийского научно-практического семинара градостроительных проектировщиков


Ю.А. Перелыгин:
Кроме того, что я уже сказал о профессии градоустройства, они должны быть еще политиками, профессиональными чиновниками. Если ты попадаешь во власть, ты должен разбираться, что такое власть, как она устроена, что такое чиновничество, что такое передача власти, преемственность власти, как устроена ее структура. Он должен быть профессионалом и там. Такие люди в нашей стране есть. Нужно ли практикам идти во власть, отвечу – да, нужно, не стоит этого бояться.

Назовите плюсы и минусы Федеральной государственной информационной системы территориального планирования (ФГИС ТП), появившейся в 2011 году?

Д.Ю.Мыльников:
Однозначный плюс, что ее, наконец, начали создавать как единую распределенную систему, к которой можно получить доступ через Интернет. Минус в том, что начали делать ее поздно.

Это первый проект такого масштаба в стране, а потому там много и технических, и идеологических недоработок.

В России есть много команд, которые занимались собственными информационными системами на уровне региональных систем, поэтому у нас есть свое видение и мнение, что во ФГИС ТП некоторые задачи решаются не так, как нужно.

Е.С. Чугуевская:
На самом деле система сформирована лишь в первой очереди. Поскольку такая система создана практически с пустого места, и такой опыт создания информационной системы развития территории в формате далеко не маленькой страны проводится впервые в мире, она в процессе опытной эксплуатации будет дорабатываться. У системы предусмотрено развитие 2-й очереди. Подготовлены правила ведения системы, в том числе классификатор, вызвавший нарекания, а потому, возможно, он претерпит некоторые изменения. Должна быть целая система нормативно-правовых актов, обеспечивающих ее деятельность. Очень сложным является налаживание информационного взаимодействия с другими хранителями информационных ресурсов на федеральном уровне, поскольку информацией у нас все делятся очень тяжело.

Какие темы Вы считаете наиболее актуальными для журнала «Управление развитием территории».

С.А. Александров:

Мы читаем УРТ (имеется в виду журнал «Управление развитием территорий» прим. ред.). Журнал, безусловно, полезен. Там есть высказывания руководителей крупных предприятий и практиков-градостроителей, которые отражают свой многолетний опыт. Нам необходимо, чтобы более детально отражалась работа над документами по планировке территорий и правилами землепользования и застройки. Нам нужна судебная практика, чтобы знать, как вовремя избежать проблем или правильно отреагировать в сложной ситуации. Все это можно узнать, если познакомиться с опытом коллег, об этом и должны быть статьи.

А.М. Каримов:
Надо бы обсудить, как реализуется стратегия социально-экономического развития Сибири до 2020 года. В. Путин принял этот документ, многие позиции зависли, хотя документ сформулирован довольно грамотно. А как все это реализуется? Надо было, прежде всего, создать нормативный инструмент – это схема размещения производительных сил Сибири в федеральном округе, стандарты инженерной и транспортной инфраструктуры, т.е. создать инструмент разработки планировочных документов.

Стандарты градостроительной деятельности и законодательно утвержденные понятия - агломерация, конурбация, комплексность застройки, качество среды обитания. Сегодня это главный вопрос, который нужно обсуждать. А также какой должен быть состав градостроительной документации, чтобы создать предпосылки для повышения качества жизни.

Ю.Е. Куксенко:
Мы его выписываем, читаем, интересный журнал. Мне бы хотелось, чтобы в этом журнале подняли вопрос о законе № 131-ФЗ, о том, что убрали межселенные территории, и оставили муниципальные районы без земель управления. Получилось так, что населенные пункты и поселения – это не одно и то же, а всегда были синонимами. Это внесло неразбериху в терминологический аппарат, в градостроительную науку. Нет такого количества элиты, которое способно осуществлять управление на уровне простого села. В Европейской хартии о самоуправлении, ратифицированной Россией, изначально имелось в виду населенное место, что люди живут в населенном месте и имеют право самоуправляться. Если это маленькое место, пусть там будет сход и староста. А у нас придумали какую-то странную систему: есть главное село, а есть неглавное село, а вокруг чудовищная территория, которой сельчане управляют.

Эту тему я бы мог рассмотреть в статье для журнала.

Д.Ю.Мыльников:
Если говорить о темах, то многие вопросы были затронуты на этом семинаре, я думаю, они попадут в следующий журнал: законодательство; технологии; вопросы, связанные с картографией (что мы выдаем, какие результаты, мы продолжаем выдавать бумагу, несмотря на изменение требований законодательства).

Журнал подает себя не только как издание для градостроительных проектировщиков, но и как издание для чиновников.

У нас есть сейчас больная тема, связанная с тем, что кадастр требует извлекать из генеральных планов и ПЗЗ и вносить информацию о территориальных зонах и зонах с особыми условиями использования территорий в государственный кадастр недвижимости. Здесь возникает масса проблем и вопросов. Росреестр требует этого в ультимативной форме, например, в Златоусте они подали в суд заявление на Администрацию за то, что не исполняется федеральное законодательство. Суд обязал эту работу выполнить, Администрация не знает, что теперь делать, поскольку чётких и понятных требований к описанию этих объектов для передачи в кадастр нет. Возможно, в статье можно было бы осветить эту ситуацию.

Про ФГИС ТП. Муниципалитеты должны сейчас разместить информацию на федеральном портале, при этом большинство муниципалитетов получили результат работ в виде чертежей. Куда им бежать, что и как требовать с исполнителя, если в контракте у них это не было прописано.

Это те вопросы, с которыми к нам обращаются наши муниципалитеты.

Чего не хватает современным градостроительным проектам в большей степени?

С.А.Миллер:

Нужно выходить на экономику жизни, формализуя понятие «благоприятная среда обитания», потому что все измеряется в денежном отношении. Важно научиться все считать, например, мы дышим свежим воздухом, но он не бесконечен и является возобновляемым ресурсом, что в свою очередь требует затрат общества на его воссоздание. Сейчас мы за это не платим. Необходимо максимально капитализировать территорию, в понятии «все стоит денег». При этом в «капитализацию территории» вкладывать и некое духовное, сейчас неоплачиваемое: культурную среду, чистый воздух, возможности для роста личности и т.д… Нужно научиться все считать: деньги – это некий всем понятный ресурсный эквивалент, в котором мы измеряем свою текущую жизнь и наши перспективы. Поэтому, если вы планируете развитие территории и при этом не планируете развитие ее экономики, ваши планы становятся утопичны и нереализуемы.

И еще: сегодня заниматься градостроительным проектированием без использования современных ГИС-технологий значит заведомо получать некачественный результат. Некачественный не в смысле «градостроительной» идеи или идей, заложенных в основу проекта, а некачественный в смысле возможности их реализации и доведения до сообщества. Наступило время геопорталов, когда в интернете каждый житель должен в деталях ознакомиться с вашим решением и, более того, поучаствовать в его принятии. А органы градостроительства должны получить результаты в виде, пригодном для их повседневной бюрократической деятельности, выражающейся в электронном документообороте, т.е. в «цифре». Иначе опять ваши планы грозят быть нереализованными или, в лучшем случае, – искаженными.


См. также:
Каталог Авторов:
   - Бобылев С.Ю.
   - Куксенко Ю.Е.
   - Клюкина А.И.
   - Клюкин А.А.
   - Беляев В.Л.
   - Александров С.А.
   - Чугуевская Е.С.
   - Перелыгин Ю.А.
   - Трухачев С.Ю.
   - Мыльников Д.Ю.
   - Каримов A.M.
   - Щитинский В.А.
   - Миллер С.А.

Разделы, к которым прикреплен документ:
Страны и регионы / Россия / Сибирский ФО / Омская область
Тематич. разделы / Градоустройство
Публикации / Наши издания / Управление развитием территории / №1_2012
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: УРТ №1_2012
Цитирумость документа: 13
23:53:50 02.04 2012   

Версия для печати  

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.04533314704895 sec, Question: 120