Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Публикации/Наши издания/Управление развитием территории/№3_2011/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  










Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

Конкурсное проектирование в Астане: опыт взаимодействия и культурного обмена

Н. И. Явейн, руководитель Архитектурной мастерской «Студия 44»

Явейн Н. И.

В 2010 г. Архитектурная мастерская «Студия 44» приняла участие в трех международных конкурсах, предметом которых были знаковые общественные сооружения в Астане. Это послужило поводом для знакомства с особенностями городского планирования казахской столицы и ее современной строительной культурой.

Астана – своеобразный и интересный город. Основная жилая часть сохранила планировочную структуру Целинограда (прежнее название Астаны с 1961 по 1992 гг.). Правда она обогатилась отдельными приметными сооружениями. Получился интересный эксперимент, симбиоз советского градостроительства с уникальными объектами-символами. Новая часть – ее можно назвать представительской или правительственной – строится по генеральному плану, разработанному японским архитектором Кисе Курокавой. Я бы сказал, что это такой Дубай, но на планировочной основе Бразилиа. Симметричная композиция Водно-зеленого бульвара имеет многокилометровую ось, на которой стоят исключительно правительственные сооружения и главные идеологические символы. По обе стороны от оси на некотором расстоянии могут находиться, например, объекты культуры. Причем наблюдаются «оппозиции»: скажем, справа – русский драмтеатр, слева – казахский.

Любопытно, что внутри этой довольно-таки детерминированной системы архитектура отдельных сооружений обладает большой степенью свободы. Иными словами, она может быть любой по стилю и эстетике, но судя по всему, в Казахстане предпочитают «говорящую», символическую архитектуру. Причем, символизм там прямой: торгово-развлекательный центр – шатер, театр – пирамида, библиотека – лента Мебиуса и т. п. Почти каждый новый дом имеет свое прозвище. Возможно, это неплохо: значит, в архитектуре присутствует яркая образность. Качество иногда хромает, т. к. строится все с невероятной скоростью. До шлифовки деталей дело часто не доходит. Но даже сам перечень геометрических форм новых домов свидетельствует о нетривиальности архитектурной панорамы города.

На все ключевые сооружения проводятся международные архитектурные конкурсы. Поначалу в них побеждали только мировые архитектурные звезды. Многие (Норман Фостер, Манфреди Николетти, бюро BIG и др.) уже реализовали или реализуют свои проекты в Астане. Как и всем бывшим советским республикам, Казахстану хотелось отмежеваться от своего советского прошлого, стать Европой. «Студия 44» – первая российская архитектурная фирма, которая победила в таком конкурсе, после Казахстан стал приглашать других российских архитекторов, потому что они лучше адаптируются к казахской действительности.

В Казахстане отношение к архитектуре очень искреннее и заинтересованное: очень важно, чтобы было красиво, и их объекты заметили. Статус архитектора в этой стране высок. Строго отслеживается, чтобы постройка ничем не отличалась от утвержденного проекта. Нурсултан Назарбаев лично выбирает лучший проект, что снимает малейшие подозрения в предвзятости: Президент ведь не может быть куплен лоббистами какого-либо подрядчика! Он движим исключительно желанием украсить столицу. Таким образом, победитель заранее неизвестен и конкурс настоящий.

Еще хотелось бы отметить гибкость градостроительной политики в казахстанской столице. Дворец творчества школьников несколько раз «переезжал» с места на место, т. к. времени для расселения домов на площадке, первоначально отведенной под него, не оказалось. Наконец, он остановился у втекания улицы Мустафина в главную городскую ось. То есть он чуть смещен с правительственной трассы, что придает его дислокации некую домашность.

Примером гибкости может послужить здание главного железнодорожного вокзала. Участвуя в конкурсе «Студия 44» позволила себе пересмотреть его местоположение, заданное программой. Здание перенесли на пересечение железной дороги с автомагистралью, которая связывает павлодарское направление с осью правительственной части Астаны. Тем самым статус вокзала как главных наземных ворот Астаны как бы удвоился. За это проект не только не сняли с конкурса, но присудили ему первое место.

Резюмируя сказанное можно отметить, что своей инвестиционной привлекательностью (больше всего там китайских инвесторов) казахстанская столица обязана нескольким факторам:
- четкой градостроительной документации,
- архитектурной свободе,
- внимательному отношению властей,
- гибкости и оперативности в принятии решений.
При разработке проектов для Астаны «Студия 44» руководствовалась формулой «Не учить, но учиться», стремилась к синтезу русской и казахской культур, домостроительных традиций.

ДВОРЕЦ ТВОРЧЕСТВА ШКОЛЬНИКОВ (2010)

Функциональная программа Дворца школьников – самая амбициозная на всем постсоветском пространстве. Ну а в мире такого просто нет. В составе этого уникального сооружения огромный спортивный комплекс (бассейн, каток, легкоатлетический стадион и даже 50-метровый стрелковый тир), театр на 600 мест, музей, компьютерный центр. Плюс стандартный набор кружков – научные, шахматные, художественные. Но и тут программа дополнена полномасштабным Планетарием с обсерваторией. Плюс многофункциональное атриумное пространство для всяких массовых мероприятий и праздников.

Архитектура Дворца рассчитана на двойное прочтение. С одной стороны, в ней содержатся аллюзии на супрематизм, с другой – целый ряд параллелей с местной культурной и домостроительной традицией, о чем говорит девиз проекта: «Хан-шанырак. Кров для творчества юных».

Шаныраком называется венчающая казахскую юрту круглая деревянная конструкция с центральным отверстием над очагом. В нашем проекте этот ключевой и даже сакральный элемент казахского жилища перетолкован в виде цилиндра диаметром 156 м и высотой 8 м. Как и его прототип, гигантский диск снабжен отверстиями и зенитными фонарями, проводящими свет внутрь здания, в центральное атриумное пространство. Диск укрывает собой ступенчатые композиции из прямоугольных «футляров», в каждый из которых упакован один из элементов функциональной программы – каток, музей, тир, театр и т. д. Покрытые национальными орнаментами, эти футляры составлены друг на друга, как войлочные чемоданы (казахск. «шабаданы») – непременные атрибуты кочевой жизни и главные украшения интерьера юрты. Внутри диска расположена «клубная часть», а эксплуатируемая кровля здания с травяным покрытием трактуется как прогулочная и видовая площадка, симуляция степных просторов посреди большого города.
Рис. 1. Дворец творчества школьников


Дворец школьников – наш первый проект в Казахстане. Мы реализуем его в сотрудничестве с «Базисом» - крупной проектной организацией из Алма-Аты.

Стадийность проектирования в Казахстане в целом похожа на нашу: после технико-экономического обоснования выполняется стадия «проект», она проходит экспертизу и становится базой для рабочей документации. По казахской классификации мы делали только ТЭО и часть стадии «П», а прохождение экспертизы легло на плечи наших партнеров. Впрочем, когда в Казахстане на экспертизу поступает проект, выбранный по конкурсу президентом республики, эксперты проверяют придирчиво только технические и конструктивные разделы, а архитектуру смотрят «в упрощенном порядке».

Казахские нормы вышли из советских, но они модернизированы в большей степени, чем в России. Например, есть хорошо проработанные нормативы для многофункциональных зданий с атриумными пространствами. У нас их пока нет.

МУЗЕЙ ИСТОРИИ КАЗАХСТАНА (2010)

Генеральная идея проекта под девизом «Спираль истории» – движение по спирали, символизирующее вечное развитие с его циклическими процессами: каждая точка спирали несет в себе конец одного цикла и начало другого. Главных спиралевидных траекторий две: одна проходит внутри здания, другая – по его эксплуатируемой кровле, вдоль барельефов на темы казахской истории, образующих непрерывную ленту на фасадах. Двигаясь по внутренней (экспозиционной) спирали, посетители музея совершают экскурс в историю Казахстана от древнейших времен до наших дней.

По вертикали спираль имеет четыре основных уровня. Каждый из них посвящен своему историческому периоду: древнему, досоветскому, советскому и современному. На каждом витке спирали выделено семь тематических секторов: «Этнография», «Культура», «Наука», «Религия», «Искусство», «Природные богатства», «Экономика, политика, общество». Изучать экспозицию можно как последовательно, так и в пределах избранного сектора, пользуясь лестницами, связывающими уровни.

Сердцевину внутреннего пространства здания занимают фонды, для ознакомления с которыми предусмотрен специальный маршрут, и многосветный атриум с вертикальными коммуникациями. Вспомогательные и обслуживающие помещения сосредоточены в подземной части сооружения.
Рис. 2. Музей истории Казахстана


Внешне здание ассоциируется с курганами – «степными пирамидами», самыми надежными хранителями следов материальной культуры кочевых народов, которые на территории Казахстана зачастую возводились в форме ступенчатых зиккуратов.

Этот проект не выиграл в конкурсе. Однако он представляется удачным, т.к. это оригинальная и очень серьезная разработка, найденные в нем приемы и объемно-пространственные решения рано или поздно будут востребованы.

ГЛАВНЫЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ВОКЗАЛ АСТАНЫ (2010)


Вокзальный комплекс трактован как главные наземные ворота Астаны. Дислокация вокзала на перекрестке главных путей, в точке пересечения линий железной дороги, автодороги и легкого метро превращает его в крупный транспортно-пересадочный узел, в фокус притяжения больших людских масс и средоточие их деловой активности. В таких местах естественно появление многофункциональных сооружений, объединяющих в себе различные виды обслуживания помимо собственно транспортного. Так в данном проекте здание вокзала дополнено коммерческим корпусом, который вмещает гостиницу, бизнес-центр, торгово-развлекательный комплекс.

Возвышающиеся в многокилометровой перспективе улицы Мустафина, главные ворота Астаны будут смотреться как Большая арка Дефанс в перспективе Елисейских полей. Это придаст вокзальному комплексу статус одной из главных визитных карточек казахской столицы, интегрирует его в ряд ключевых, знаковых построек Астаны, в систему доминант, открывающихся взору по мере продвижения по улице Г. Мустафина к центру города: ворота Астаны – Дворец школьников – пирамида – Президентский дворец – Дом правительства и т. д.

Размещение вокзала на конкорсе над железнодорожными путями – наиболее современный способ компоновки вокзальных зданий. Вокзал-мост практически повсеместно пришел на смену вокзалам «берегового» типа благодаря большей эффективности, компактности, более рациональному использованию пространства. Две основные части вокзального комплекса – собственно вокзал и размещенный по другую сторону путей коммерческий корпус – интегрированы в единое целое.

Наиболее выразительная составляющая архитектуры комплекса – прозрачная структура покрытия в виде гиперболического параболоида, чей конструктивный рисунок воспроизводит в гигантском масштабе решетчатую структуру кереге. Арка встает над вокзалом и ведущими к нему дорогами, как радуга над степью, подчеркивая грандиозный размах Астаны и ее необъятные просторы. Плавный абрис арки родственен мягким очертаниям холмов и курганов Казахстана, но в то же самое время он наделен упругостью лука и устойчивостью седла.
Рис. 3. Главный железнодорожный вокзал Астаны


Семантика лука в казахской культуре как нельзя лучше иллюстрирует смысл строительства главных ворот Астаны. Лук был символом царской власти у скифов, а ритуальная стрельба из лука «подчиняла и упорядочивала окружающее пространство». С этой символикой связаны и состязания по натяжению богатырского лука, и ритуальная стрельба во все четыре стороны света.

Под сводами арки образуется единое пространство, в котором пассажирам будет легко ориентироваться. Благодаря прозрачным ограждениям с высоты распределительного зала (отм. +12,000) и двух его ярусов (отм. +15,900 и +19,800 соответственно) будут открываться захватывающие виды Астаны.

С функциональной точки зрения – здесь до логического завершения доведена идея минимизации пути пассажира к поезду: от остановок общественного транспорта люди могут попасть непосредственно на платформы. Линия легкого метро прилегает к объему главного распределительного зала, из метро люди проходят прямо в этот зал. Личные автомобили, такси, микроавтобусы поднимаются по пандусам наверх к парковкам, откуда пассажиры спускаются на перроны к середине состава. Для VIP-пассажиров выделена специальная платформа со своим автономным подъездом. Линии связей между отдельными частями сложного вокзального организма материализуются, приобретая самостоятельную архитектурную ценность. Но при этом они подчинены главной теме, работают на усиление единого цельного образа.


См. также:
Каталог Авторов:
   - Явейн Н. И.

Разделы, к которым прикреплен документ:
Публикации / Наши издания / Управление развитием территории / №3_2011
Тематич. разделы / Градоустройство
Страны и регионы / СНГ / Республика Казахстан
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: УРТ №3_2011
Цитирумость документа: 1
11:28:51 02.11 2011   

Версия для печати  

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.036460161209106 sec, Question: 83